Общероссийский результат Петров не улучшил — третье место на гонке такого уровня занял еще сто лет назад российский гонщик Василий Солдатенков. 1Д мая 1911 года за рулем автомобиля Mercedes он пришел третьим на гонке Targa Florio, став первым русским, завоевавшим призовое место на зарубежном соревновании. До 1917 года еще два спорсмена-автомобилиста становились призерами за пределами Российской Империи. В 1912 году Андрей Нагель завоевал «Первый приз туризма» и «Первый приз маршрутов» на Rallye Automobile Monaco. Он же через год занял второе место на ралли San Sebastian, а на третьем оказался еще один подданный Российской Империи — Альберт Ефрон. Причем, оба победили на автомобилях отечественной марки Russo-Baltique. Планка, заданная дореволюционными спортсменами, оказалась настолько высокой, что наши соотечественники подтягиваются к ней только сегодня. Может быть потому, что за прошедший век у нас на самом деле мало что поменялось. Московские тогда подкалывали питерских, а немцы за спиной и тех и других выигрывали призы. Вместо того чтобы сделать автомобилю приличную крышу и отопитель, мы согревались в дороге коньяком. Маршруты предпочитали не куда- нибудь, а, конечно же, на Лазурный берег — правда, это ужасное слово «Лазурка» появилось значительно позже. А в журналах восхищались преимущественно зарубежными спортсменами — скрупулезно отрисовывая манеру хвата руля у каких-нибудь Вагнера, Дюре или Лау- теншлагера, а своим заранее отводя вторые роли и третьи места. Неправильно это. Так мы опять далеко не уедем.

Было у отца три сына: Козьма, Александр и Василий. Первый в увлечении машинами замечен не был, поэтому нам не очень интересен, а вот другие два вписали свои имена в историю автоспорта. Александр Васильевич сделал неплохую карьеру в МИДе, и к моменту революции являлся секретарем Дипломатической канцелярии при Верховном Главнокомандующем. Он же с 1910 года состоял действительным членом ИРАО — Императорского Российского Автомобильного Общества. От героев былых времен осталось не так много сведений. Так, Василий Васильевич вступил в общество еще раньше — лейтенант Солдатенков, проживавший в доме 11 по Большой Монетной, значится в списке 1908 года. Родился Василий в Москве 1Д июля 1879 года, поступил в Морской корпус в Санкт-Петербурге, откуда был выпущен в 1899 году мичманом, и сразу же отправился в заграничное плавание на броненосце «Император Александр II». В 1901 году Солдатенков женился на светлейшей княжне Елене Горчаковой. К тому же времени относится и начало его увлечения автомобилями. 26 сентября 1902 года на паромобиле Gard- ner-Serpollet он принимал участие в гонке Стрельна-Гатчина-Стрельна. Но «молодой и страстный автомобилист», как назвал Солдатенкова по какой-то причине «бросил гонку» и до финиша не доехал. В 1903 году на «корсо» — конкурсе украшения автомобилей цветами, устроенном в Петербурге на стрелке Елагина острова, «Серполле» мичмана Солдатенкова получил II приз. Из журнала «Самокат» можно узнать, что в феврале 1904 года Василий Васильевич пожертвовал 5000 рублей на постройку подводной лодки «Фельдмаршал Граф Шереметев» — во время русско-японской войны она охраняла Владивосток от флота микадо.

Бывший офицер

99,477 верст в час — такую скорость выжал Солдатенков за рулем Brasier 40НР на гонке Санкт-Петербургского Автомобиль-Клуба 18 июля 1904 года, став первым русским гонщиком, преодолевшим порог скорости в 100 км/ч. Дальнейшая гоночная карьера переместилась заграницу: Василий получил назначение на службу в российское посольство в Риме, но, несмотря на дипломатическую должность, гонок не оставил. 19 марта 1907 года в Вероне на 100-сильном Brasier Солдатенков прошел пятикилометровую дистанцию за 2 минуты 10,2 секунды, вырвав победу у Винченцо Труччо на более мощной Isotta Franschini. В тот же день на дистанции в 1 км с хода он показал результат 26,4 секунды. Машина носила собственное имя — «Лина», в честь итальянской актрисы Лины Кавапь- ери, с которой у Солдатенкова случился роман. Об этом в своих мемуарах проболтался Феликс Юсупов, водивший дружбу с Василием.

«Вася Солдатенков встречал меня на вокзале. Примечательный был тип: умный, спортивный, обаятельный, необычайно волевой и подвижный. Свой гоночный автомобиль он назвал «Лина» в честь красавицы Лины „Renault» 110 HP., принадлежащий А В. Солдатенкову.

Кавальери, которую ранее покорил. Женщины сходили по нему с ума. Им нравились его стать, широкие плечи, грубое лицо и его жизнь, как в автомобиле, на всех парах. Женился он на прелестной княгине Елене Горчаковой, но в браке счастлив не был. Я провел несколько дней в Париже и в сопровождении Василия уехал в Англию». К слову, в Англию Юсупов поехал учиться по совету нашего героя: «Один приятель мой, Василий Солдатенков, бывший морской офицер, ныне парижанин, много раз советовал поступить в Оксфордский университет. Я решил ехать в Англию». Было это, судя по описываемым событиям, уже в 1909 году. Два года спустя на Targa Florio Солдатенков за рулем Mercedes 14/30PS пришел третьим из четырнадцати участников, уступив лишь Эрнесто Чейрано на SCAT и Марио Кортезе на Lancia. Неплохой результат, учитывая более опытных соперников. В 1912 году его снова можно было увидеть на российской трассе — на верстовой гонке Санкт-Петербургского Автомобиль-Клуба Василий на Renault показал лучшую скорость — 137,4 версты в час. Брат Александр на гонке в

Москве 1 июня 1914 года продемонстрировал более скромный результат — всего лишь 97,2 версты в час.

Он смеялся и прибавлял газу

Хоть родился Солдатенков в Москве, а жил преимущественно за границей, это не помешало в 1913 году московскому журналу «К спорту!» поместить на обложку его фото за рулем, снабдив заголовком «Лучшая гоночная машина в Петербурге» и нижеследующей подписью — оцените этот стеб! — под ним: «Петербуржец г. Солдатенков, участвовавший на километровой гонке в Москве на машине «Рено» 110 HP, пытался побить всероссийский рекорд, оставшийся, как известно, за машиной «Опель» А.Н. Коншина». Гонка проводилась 2 июля на Ярославском шоссе у села Мытищи: Солдатенков прошел мерный километр с хода за 27 3/5 секунды, но Коншин — за 24. В переводе на привычную меру это составляет 150 км/ч. Василий выступал на машине своего брата Александра, приобретенной им в том же году: на этом видавшем виды Renault еще в 1906 году гонщик Шиш выиграл Grand Prix в Дьеппе. После революции Солдатенков эмигрировал в Италию, где и умер в 1944 году. Интересно, встречался ли он на чужбине со своим другом Феликсом, успевшим к тому времени застрелить Гришку Распутина, и тоже ставшим эмигрантом!? Ведь вспомнить им было что! Хотя бы вот этот эпизод, описанный Юсуповым: «В Париже я остановился на несколько дней, повидал друзей-французов и с Васей Солдатенковым отправился в Россию. Он вез меня на своей гоночной машине «Лина». Мчался он с бешеной скоростью. Когда я просил его сбавить скорость, он смеялся и прибавлял газу».

Относиться к русским как к сумасшедшим у избыточно адекватных и рациональных европейцев уже такая же традиция, как думать, что Россия — это Сибирь, где по улицам ходят медведи, причем, «Сибирь» начинается сразу за Смоленском. Можно только представить себе, какое удивление сто лет назад вызвало появление в Монако российского «Руссо-Балта», добравшегося туда из этого медвежьего угла. Героями дня тогда стали Андрей Платонович Нагель и Вадим Александрович Михайлов.

«Да-да, знаю, что ты скажешь: Великая французская культура оплодотворила русскую культуру. Знаю я. Это мы их оплодотворили! Мы заполнили эту пустоту великим смыслом, а теперь сами ими восхищаемся!» Это уже из другого кинофильма, называется «Окно в Париж». Хоть речь сейчас не про Париж, а про Монако, без русских и тут не обошлось. Монак- ский князь Альбер I, желая превратить маленькое государство в настоящий культурный и туристический центр Европы, построил в Монте- Карло оперный театр и пригласил на постоянное проживание в княжество всю балетную труппу Сергея Дягилева, слава которого гремела на весь мир. Он же учредил и Rallye Automobile Monaco, известное ныне как «Ралли Монте-Карло». К слову, «Русские сезоны» Дягилева и автомобильное ралли появились в Монте-Карло практически одновременно — в 1911 году. А уже на следующий год Нагель с Михайловым прорубили «автомобильное окно в Европу».