Конечно, бывают яркие моменты: очень быстрый круг в квалификации или какая-то нереальная победа, как это было в США. А бывает, ничего не получается: много работы, скорости нету, с настройками беда — копаемся в машине и ничего не выходит. Никому эти проблемы не объяснишь — всем нужен результат.

С одной стороны, управление формулой должно нравиться. С другой — это далеко не дорожный автомобиль или кузовная гоночная машина. Формула гораздо жестче и не дает права на ошибку.

Между ударом в стену или тем, что ты снимаешь с круга десятые доли секунды, очень тонкая грань. Где-то идешь на риск, и тогда в этом нет уже никакого развлечения.

Чем я хочу заниматься дома в перерывах между гонок, и чем я занимаюсь — большая разница. Обычно хочется просто побыть дома с минимумом суеты. Но, как только я прилетаю с этапа, как правило, сразу бегу в зал наверстывать физическую форму. Потому что во время гонок не до этого, а до следующего этапа остается всего две-три недели. Тренируюсь шесть дней в неделю — по четыре, три или полтора часа.

Популярность автоспорта идет от отношения к нему людей. Если скажешь, что занимаешься футболом какой-то там лиги, скажут: «Круто!» А если занимаешься автоспортом в формульном классе, скажут: «А, катается где-то!» Никто не воспринимает это всерьез, никто не понимает, что это за уровень. Нужно больше уважения к этому спорту. Когда будет уважение, будет и поддержка со стороны государства и компаний. Финансовая поддержка, какая угодно!

Я мечтал попасть на чемпионат России по картингу, но для меня и моей семьи это было трудно достижимо. Потому я располагал лишь скромным опытом в чемпионате Приморского края. У нас есть единственная маленькая трасса «Змеинка» — километр с чем-то. Люди приезжают туда на обычных автомобилях и носятся как сумасшедшие, тем же самым занимался и я.

Приставку PlayStation с игрой Gran Turismo я купил, потому что мне надоело постоянно апгрейдить для игр свой компьютер.

Попасть в большой спорт с помощью игровой приставки — способ, я бы сказал, инновационный, но на примере Лукаса Ордонеза, Джордана Трессона и Яна Марденборо можно видеть, что он работает. Все они прошли эту школу и сейчас успешные автогонщики.

Хороший симулятор с рулем и педалями может дать понять основы: как работать с коробкой передач, газом и тормозом гоночной машины. В Англии, прежде чем приехать на следующую гонку, мы с помощью PlayStation еще изучали новые трассы: каковы траектории, где точки торможения. Это помогало гораздо быстрее адаптироваться на реальном треке.

Вместе с тем, симулятор не даст чувства страха, которое тоже важно за рулем гоночной машины. Ты не чувствуешь той ответственности, всех перегрузок. Поэтому, чтобы ездить быстро, нужен реальный опыт, и здесь даже прокатный картинг или выезд на трек-дни, пусть

даже на самом простом автомобиле, могут дать очень многое. Любое кручение руля принесет пользу.

Самое сложное для гонщика — это ответственность, а если ты испытываешь стресс, твое зрение сильно сужается, и ты не видишь, что происходит вокруг. Чтобы побороть свои эмоции, нас учили, включая в машине тумблеры зажигания, старта и т.д., представлять, что вы включаете что-то положительное в своей голове: вещи, люди, цвета, мелодии. Я знаю, это странно звучит, но напряженность действительно уходит, и ты становишься более сконцентрированным.

Главное качество для человека, который хочет попасть в какой-то спорт — умение конкурировать. Некоторые люди даже не умеют просто проигрывать.

Один из самых полезных советов, которые я получал от своих наставников: никакой дерганности в движениях, пилотаж должен быть плавным, как игра на музыкальном инструменте.

Не знаю ни одного комфортного гоночного автомобиля — эти понятия несовместимы. Внутри всегда ужасная посадка, жара, вибрации и рев. Ты слышишь какой-то гул и даже не знаешь — то ли это чего-то сломалось то ли это так и надо.

Теперь, садясь в обычный автомобиль, я езжу очень медленно — наслаждаюсь спокойствием. И чем он тише и комфортнее, тем лучше. Так что, если у кого-то накопились бурные эмоции, нужно ехать на трассу.